Много Joomla шаблонов на www.templete.ru

Новый агросезон будет сложнее ушедшего

1 июля начался новый сельскохозяйственный год. Прошедший сезон, как и 2015/16-й, закончился продлением продовольственного эмбарго — теперь до конца 2018-го. В целом, по оценкам экспертов и участников рынка, завершившийся сельхозгод был достаточно благоприятным. Россия собрала рекордный урожай зерна, масличных агрокультур, сахарной свеклы, несмотря на это, не произошло значительного обрушения цен на сельхозпродукцию, что позволило аграриям получить прибыль. Средняя рентабельность по отрасли составила около 17%, подсчитал Минсельхоз.

«Сезон-2016/17 сложился неплохо: был хороший урожай, мы с 48 тыс. га собрали 243 тыс. т зерна и 212 тыс. т сахарной свеклы, получили рекордную урожайность кукурузы — 9 т/га, — рассказывает гендиректор компании «Русский дом» (Курская область) Олег Кананыхин.- Цены были приемлемыми, особенно в начале уборочной кампании, это редкое явление. Сразу после уборки мы продали до 50% урожая, остальной объем реализовывали позже, уже по более низким ценам, но все равно с прибылью».

Прошедший сезон был нормальным и довольно стабильным, без существенных взлетов и падений, подтверждает гендиректор агрофирмы «Прогресс» (Краснодарский край) Александр Неженец. Правда, сложившийся уровень цен его не устраивает. «Экономисты говорят, что за последние 12 лет были самые низкие цены на кукурузу, подсолнечник и на сахарную свеклу, по которой в 2016 году был обвал, — отмечает руководитель. — Из всех агрокультур, пожалуй, наилучшую рентабельность дала соя, что касается пшеницы, то по ней доходность была нулевой, кукуруза показала рентабельность в 20%, свекла — до 30%". Так что в финансовом отношении год был не особенно успешным, резюмирует он.

Финансовый директор свердловской компании «Старт» Евгений Коковин считает, что прошедший сезон был достаточно благоприятным. «В России был собран рекордный урожай зерна и масличных, в целом отрасль растениеводства достигла хороших показателей, также увеличилась переработка масличных агрокультур — наша группа компаний как раз занимается этими видами бизнеса, у нас увеличился оборот». Позитивным он считает и действие продовольственного эмбарго, а также очередное продление нашей страной ответных мер на санкции Запада: благодаря этому сохраняется перспектива для развития внутреннего производства продуктов питания и, как следствие, роста спроса на сельскохозяйственное сырье, поясняет Коковин.

Еще один положительный момент прошедшего сезона — старт торгов зерном и сахаром на Московской бирже, продолжает он. «Это первый сезон, когда стали заключаться сделки, можно надеяться, что в скором времени у отрасли появятся более эффективные механизмы биржевой торговли и определения цен, — рассчитывает Коковин. — Торговля зерном и другой сельхозпродукцией по опробованной во всем мире схеме позволит развивать систему финансирования отрасли, хеджирования рисков и др.».

Укрепление рубля и проблемы с Турцией

Сезон-2016/17 запомнился участникам рынка и другими, менее позитивными событиями. Например, они отмечают произошедшее повышение кура рубля. «Рубль был крепким, хорошо бы он был слабее, никак не меньше 60 руб./$1, оптимально — до 65/$1», — говорит Кананыхин. По мнению Коковина, снижение цен на сельхозпродукцию было обусловлено не столько рекордным объемом производства, сколько укреплением рубля и ужесточение конкуренции, в том числе со стороны иностранных производителей. Курс рубля негативно сказался на конъюнктуре внутреннего рынка: мировые цены на сельхозпродукцию, выраженные в рублях, снизились, что уменьшило привлекательность экспорта, при этом импорт наоборот вырос, комментирует он.

По данным Минсельхоза, экспорт зерна в ушедшем сельхозгоду превысил 35 млн т против 33,9 млн т в 2016/16-м, однако в начале прошлого сезона потенциал вывоза оценивался в 40 млн т. Реализовать его в полной мере помешало не только укрепление рубля, но и трудности с основными покупателями. Например, в августе 2016-го Египет ввел требование по нулевому содержанию спорыньи в пшенице и ее поставки на месяц — до отмены требования — были остановлены. Объем не отгруженного зерна в Египет оценивался в 0,5 млн т.

В середине марта 2017-гоТурция исключила Россию из списка стран, которые могут беспошлинно ввозить сельхозпродукцию, в частности, пшеницу, кукурузу и подсолнечное масло. Возможный недопоставленный в Турцию объем пшеницы оценивался в 400−500 тыс. т, других агрокультур — еще в 100 тыс. т. Эксперты говорили, что это ответ на то, что под запретом на ввоз в Россию остаются турецкие томаты — одна из основных статей агроэкспорта страны. В начале мая взаимные торговые ограничения были сняты, хотя томаты по-прежнему остались под запретом, и Турция неофициально стала квотировать импорт российской пшеницы, правда, эта проблема была решена буквально за неделю.

Хотя Минсельхоз обещал оперативно найти новых покупателей на отечественную пшеницу, из-за ограничений, которые вводила Анкара, было тревожно, признает Кананыхин. Даже после нормализации отношений между странами последствия «помидорной войны» до сих пор сказываются на внутреннем рынке, считает Коковин. В частности, из-за невыполнения планов по экспорту Россия начинает новый сельхозгод с рекордными начальными запасами зерна. По данным Росстата, месяц назад остатки зерна были на уровне 18,5 млн т, в том числе 4 млн т — в интервенционном фонде. Институт конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) в конце июня оценивал их в 19,4 млн т, тогда как к началу завершившегося сезона они были на уровне 13,2 млн т.

Также в прошедшем сезоне изменилась система господдержки агроотрасли. По мнению Коковина, на бизнес большей части сельхозпроизводителей это повлияло негативно, в том числе, потому что уровень помощи от государства снизился. «Особенно это коснулось финансирования оборотного капитала, льготного кредитования, которое сейчас заменяет субсидируемые кредиты. Доступность заемных денег для предприятий отрасли уменьшилась», — обращает внимание он. «Минсельхоз не рассматривает документы на субсидирование инвестиционных кредитов, которые мы подали еще в 2016 году», — сетует Кананыхин, правда, в целом он положительно оценивает программу льготного кредитования: «Русский дом» получил по ней два кредита по ставке 2,5−3% годовых. Однако новую систему все же чаще критикуют: выделенных лимитов недостаточно, чтобы обеспечить потребности отрасли в льготных кредитах, при этом основной объем средств получили крупные агрохолдинги.

Динамика роста отрасли замедлится

По прогнозу Минэкономразвития, в 2017 году сельское хозяйство может вырасти на 0,9%, тогда как в 2016-м, согласно Росстату, оно прибавило 4,8%. Очевидно, что повторить рекорды прошлого года по урожаю не получится: из-за плохой погоды уборочная кампания на юге страны стартовала на две недели позже обычного, в ряде регионов были задержки сева из-за заморозков и дождей, вегетационные индексы агрокультур также пока хуже прошлогодних. Минсельхоз ожидает, что уборочная кампания будет тяжелой и предупреждает, что сбор зерна может оказаться в пределах 100 млн т против 120,7 млн т в 2016-м. В целом пока ведомство рассчитывает на 100−105 млн т, хотя оценки экспертов более позитивные, так, например, ИКАР говорит о возможности сбора до 116,5 млн т. Из отчетов ФАО и FAS USDA следует, что валовой сбор зерна в нашей стране может превысить 110 млн т.

«В новом сезоне мы планируем не ухудшить свои прошлогодние позиции, — делится Александр Неженец. — Единственное, что на высокую рентабельность предыдущих лет рассчитывать уже, как мне кажется, не стоит — нужно готовиться к более низкой марже и быть реалистами». Кананыхин ждет сокращения урожая и уровней цен по сравнению с 2016 годом. «Но, представляется, что все-таки сработаем не «в минус», — добавляет он. При этом у «Русского дома» есть планы развития бизнеса. Кроме сельхозпроизводства компания выпускает комбикорм, муку, оказываем услуги по хранению зерна, занимается его трейдингом. Например, сейчас реализуется инвестпроект реконструкции «Щигровского КХП» с объемом вложений 2 млрд руб., рассказывает Кананыхин.

«Старт» тоже намерен расширять как производство сельхозсырья, так и его переработку, но для начала в приоритете совершенствование технологических и управленческих бизнес-процессов. Отрасль должна адаптироваться к новым экономическим условиям, растущей конкуренции, что требует снижения издержек и повышения эффективности, отмечает Коковин. «Мне кажется, в прошедшем сезоне все почувствовали, что работу над совершенствованием бизнес-процессов необходимо усилить, так как конъюнктура рынка и экономические условия продолжают ужесточаться, и в новом сельхозгоду этот тренд сохранится», — комментирует он.

agroinvestor.ru